Свежие новости

Алла Горская - художница-диссидент

Алла Горская - художница-диссидент Рассвет 28 ноября 1970 не предвещал ничего плохого. Известная своим непревзойденным талантом и участием в правозащитном движении художница Алла Горская вышла из своей киевской квартиры, чтобы шестого утра добраться Василькова. Там ее должен был ждать свекор Иван Зарецкий, чтобы отдать старинную швейную машинку «Зингер» - семейную реликвию. Но домой женщина не вернулась.

Обеспокоенный муж Виктор следующий день вызвал ее на телефонные переговоры, но 30 ноября телефонистка сообщила, что в пункт никто не появился. Не на шутку обеспокоен, назавтра человек приехал в Васильков. Дом жутко смотрела на него темными окнами, двери были закрыты. В милиции, куда обратился, открыть помещение отказались, мол, без понятых - никак, а время уже позднее. Виктор Зарецкий вернулся в Киев в последнее поездом и сразу обратился за помощью к знакомым. Второго декабря в Васильков приехали друзья художницы Надежда Светличная и Евгений Сверстюк. По их настоянию милиция таки открыла дом. В небольшом погребе они нашли тело Аллы Горской ...

Сорок лет прошло с тех пор, а украинская власть до сих пор не определилась, что это было: убийство на бытовой почве, совершенное свекром (мягким старым, который страдал от стенокардии и ходил с палкой), как утверждали тогдашние официальные источники, или политическое, «заказное» на высшем уровне в Москве и искусно срежиссированный КГБ или какой-либо другой спецгруппой, на что однозначно указывают все факты этой болезненной для семьи и всех, кто знал талантливую художницу, дела. Попробуем приоткрыть завесу времени и понять величие и трагедию этой незаурядной личности ...

Алла Александровна была достаточно «высокого» происхождения: отец Александр Валентинович Горский стоял у истоков советского кино. Он основал и возглавил Ялтинскую киностудию, именно в этом городе на берегу Черного моря 18 сентября 1929 и родилась будущая художница-диссидент. С 1933 по 1943 год семья жила в Ленинграде, где Александр Валентинович был директором киностудии «Ленфильм». Великая Отечественная война болезненно задела семью Алла с матерью пережила две блокадных зимы, ее брат погиб на фронте. Впоследствии Горски переехали в столицу Украины, где девушка с золотой медалью окончила Киевскую художественную республиканскую школу и поступила в Художественный институт на факультет живописи. Там же, в институте, она познакомилась с будущим мужем Виктором.

После окончания вуза Алла вдохновенно работала. В селах Чернобыльского района ней было создано полотна «Припять. Паром »,« Азбука »,« Хлеб »... Художница все время находилась в творческих поисках. В начале шестидесятых Алла Александровна написала галерею портретов Бориса Антоненко-Давидовича, Василия Симоненко, Иван Светличный, Евгения Сверстюка по технике линогравюры и рисунка, с помощью художественных средств по-новому воплотила образы Т. Шевченко и А. Довженко. И это - лишь малая толика ее изящных работ.

Трудно поверить, что женщина с благонадежным «партийной» семьи смогла так органично влиться не только в украинском художественный, но и правозащитное движение. Хотя с отцом у нее были сложные отношения, Алла не разделяла его консервативных убеждений. Даже хотела разорвать с ним связи, о чем говорила Е. Сверстюку. Этот эпизод стал основой его очерка «Алла Горская и отец».

Украинский язык Алла Александровна стала общаться уже во взрослом возрасте. Об этом рассказывала ее подруга Галина Севрук, говорится в статье Л. Огневой «Слово о художнице Алле Горской». Женщины подружились в Клубе творческой молодежи «Современник», который в 1959-м году организовал режиссер Лесь Танюк. Было начало хрущевской «оттепели», и в 13-й комнате бывшего Октябрьского дворца собирались те, кого позже стали называть шестидесятниками. Русскоязычных Аллу, Галину и Людмилу Семыкина Украиский учила журналистка Надежда Светличная.

Алла Горская наполнила Клуб жизнеутверждающим духом. Молодая художница убедила всех в необходимости развивать искусство украинской театральной афиши, вернуться к народным источников и традиций, в необходимости равняться на Бойчука и Курбаса, быть достойными наших поэтов, как вспоминал потом Лесь Танюк. Она вместе с Лесем начала «Второй украинский театр», где исполняла обязанности сценографа и художника по костюмам. Три года совместной работы дали замечательный результат: было подготовлено спектакля «Так погиб Гусь» авторства репрессированного драматурга М. Кулиша, «Нож в солнце» поэта И. Драча и «Правда и Кривда» М. Стельмаха. На все эти представления было наложено властное табу. Поэтому их, как и сам Клуб, постигла печальная участь - закрытия, нанесло большой удар Алле.

Ликвидация «Современника» могла также быть следствием поданных в городской совет писем комиссии, созданной при Клубе, которая втайне собирала материалы о сталинских репрессиях. Члены этой комиссии Лесь Танюк, Алла Горская и Василий Симоненко в начале шестидесятых обнаружили на Лукьяновском, Васильковском кладбищах и в Быковне большие захоронения расстрелянных в те страшные годы. После представления комиссией в горсовет «Меморандума-2», в котором говорилось о жутких находки, Василия жестоко избили в городе Смела Черкасской области, да так, что витязь молодой украинской поэзии заболел почки и вскоре умер.

... Мужественная женщина продолжала неутомимо работать. Она, как настоящий создатель и патриот, полностью принадлежала искусству и Украине. 1964 Алла Александровна вместе с А. Заливахой, Л. Семикиной, Г. Севрук и Г. Зубченко создала витраж под названием «Шевченко. Мать »в вестибюле Красного корпуса Шевченковского университета. Каркас, на который мало крепиться стекло, создатели специально сделали грубым - как играть. За ними Кобзарь одной рукой прижимал исстрадавшуюся Мать-Украину, а второй высоко держал книгу. Дополнялось все это строками: «Возвеличу малых тех рабов немых! Я на страже круг их Поставлю слово ». Понятно, что такого идейно сильного творения, которое аккумулировало дух свободы, власть стерпеть не могла - витраж был уничтожен администрацией университета, а Аллу и Людмилу исключили из Союза художников СССР.
1965 сказался многими арестами друзей художницы, в частности А. Заливахи и И. Светличного. Алла не смогла с этим смириться и, как рассказывала ее подруга Г. Севрук, начала неравное соревнование с КГБ ... Этот год также стал очень важным для нее как художника - она ​​обратилась к новому для себя направлению - монументализму, в частности серьезно занялась мозаикой. Алла вместе с мужем и несколькими художниками работала в Донецке, Мариуполе, Краснодоне. Были созданы изысканные, поразительно красивые масштабные панно «Драгоценность», «Дерево жизни», «Пустельга» и многие другие. Труда получили очень высокие оценки, в частности искусствоведа Григория Местечкина, который писал: «... творчество Аллы Горской, Георгия Синицы, Виктора Зарецкого и Галины Зубченко по значимости можно приравнять к современным фрагментов фресок и мозаик Михайловского и Успенского соборов». Но и это не всегда принималось властью. Может, и одобрялось бы, если бы не правозащитная деятельность женщины.

Алла вместе с группой художников открыто протестовала против арестов творческой интеллигенции в 1965-1968 годах. Они не раз обращались в Верховный суд СССР с просьбами о защите А. Заливахи, братьев Горыней, В. Чорновила и многих других. 1968 был представлен «Письмо-протест 139», подписанный как учеными-академиками, так и рабочими. Хотя в нем не содержалось ничего антисоветского, только высказывалось беспокойство по поводу ухода от принципов социалистической демократии, вылилось в массовые аресты, многих правдоборцев власти начали преследовать еще жестче. Аллу заставляли отозвать свою подпись под этим обращением, угрожая уничтожением мозаики в Краснодоне. Однако она требование не выполнила, а чтобы спасти работу, отказалась от авторства панно. Кроме этого, Горская вместе с Людмилой Семикиной и Галиной Севрук был вновь исключен из Союза художников - фактически лишены возможности творчески работать и зарабатывать на жизнь.

По семьей Горских-Зарецких, как и по всем «мятежниками», постоянно следил КГБ. Этот факт, как и многое другое о жизни художницы, подробно описывает в своей статье «Смерть Аллы Горской» сын Алексей. Аллу Александровну постоянно вызывали на допросы и очные ставки. Она держалась достойно. Даже вызывающе: «На допросах в КГБ она демонстративно закуривала сигарету», - рассказывала ее подруга Г. Севрук. Рокового 1970-го ее вызвали на допрос по делу арестованного диссидента В. Мороза, однако Горская отказалась давать показания. Алексей Зарецкий писал, что за несколько дней до смерти Алла жалела, что не поехала на суде, и написала протест в Верховный суд СССР по поводу жестокости и неправды приговора.

... Что же на самом деле произошло 28 ноября 1970? Убийство по заказу «сверху», убеждены семья, знакомые и друзья художницы и исследователи его творчества. Алла Горская умерла от перелома основания черепа, удар был нанесен сзади тупым тяжелым предметом. Мертвую художницу убийцы сбросили в неглубокий погреб. Сначала органы арестовали мужчину покойной. Виктора, очевидно, пытались в стенах КПЗ психологически сломать, чтобы обвинить в убийстве жены из ревности.

Не добившись своего, через несколько дней отпустили и нашли единого виновного - свекра Ивана Зарецкого, тело которого обнаружили на железнодорожном пути вблизи станции Фастов-2 в 35 километрах от Василькова с отрезанной поездом головой. Вывод милиции - самоубийство. От этого следователи и оттолкнулись, формулируя окончательную версию: мол, свекор убил невестку за личной неприязни, а затем лишил себя жизни. Хотя враждебных отношений в семье не было ...

Алексей Зарецкий в своей статье и в открытом письме к Президенту В. Ющенко в 2005 году привел выводы нескольких общественных расследований, которые значатся и в биографической книге «Алла Горская. Красная тень калины. Письма, воспоминания, статьи », упорядоченной и изданной им в соавторстве с М. Маричевским. Там говорится о том, что через несколько недель после трагедии мужа Аллы вызвали в областное управление МВД, где офицер с фамилией Черный вернул некоторые личные вещи погибшей. Виктор поинтересовался, как умерла его жена, не страдала перед смертью. Ответ был однозначным: «Убит одним ударом, профессионально». «Это важные слова, - писал сын Алексей, - ведь Иван Зарецкий, которого следствие признало единственным убийцей, никак не мог быть профессионалом - он всю жизнь работал бухгалтером».
Также удивляют обстоятельства «самоубийства» свекра, ведь броситься под поезд, который приближается к человеку, непросто: впереди у локомотива есть устройство, которое отвергает предметы, выше 10 сантиметров. А экспертиза показала, что тело лежало на спине, когда его переехали. Родных удивил и такой факт: в кармане И. Зарецкого нашли в футлярах невредимыми оба очков. Семья знала, что в одних дед читал, а вторые надевал, когда куда-то уходил. Разве человек перед тем, как спонтанно лишить себя жизни, заботиться зрения? Также товарищ Виктора приезжал после трагедии в Васильков, где дворе в сорняках увидел накладные усы, которые, вероятно, использовали, чтобы настоящий убийца стал похож на И. Зарецкого. «Свекор не мог ее убить, - утверждает и подруга Галина Севрук. - Он был старенький, мягкий характером. Это делала опытная группа кагэбистов - с переодеванием, выездом на место ».

Алексей Зарецкий вместе с другими неравнодушными неоднократно пытался восстановить рассмотрение дела, разорвать «порочный круг лжи, умолчаний», обращался в различные инстанции, однако безуспешно.

... На могиле Аллы Горской в ​​семидесятых годах построили памятник. Три просмоленные деревянные колонны, между ними - чаша. Туда, как на алтарь, в память художницы люди кладут калину. Кроваво-красные гроздья бросали и на гроб седьмого декабря 1970 года, в день похорон. Василий Стус тогда всю панихиду простоял на коленях, а затем зачитал строки своего стихотворения «Ярий, душа» ...
Прошло сорок лет ...

источник: ukrslovo.net

Что же на самом деле произошло 28 ноября 1970?
Разве человек перед тем, как спонтанно лишить себя жизни, заботиться зрения?